Кpиптогpафия от папиpуса до компьютеpа



облачный 1с |

Криптология в России - часть 3


Слабость своих шифровальных систем Советы осознавали. Михаил Фрунзе информировал Москву: "Из представленного мне сегодня бывшим начальником врангелевской радиостанции Ямченко доклада устанавливается, что решительно все наши шифры вследствие их несложности расшифровываются врагами. Вся наша радиосвязь является великолепнейшим средством ориентирования противника". Если белогвардейцы не могли сами прочесть шифровку Советов быстро, то обращались в Лондон к Фетти и тот сходу ломал шифр. Когда в 1923 году Москва ввела новые шифры, которые считала более стойкими, то Фетти понадобилось всего лишь несколько дней, чтобы прочесть их скандальное содержание. Результатом этого стал ультиматум Керзона с требованием прекратить враждебные против Британии действия Москвы. Ультиматум дословно воспроизводил тексты шифрованных дипломатических телеграмм. Поэтому в конце 1923 года Советы снова сменили скомпрометированные дипломатические шифры. Чтобы сломать их в этот раз, стареющему Фетти уже понадобилось два года.
     Агентурные шифры России были тогда слабее дипломатических. Завербованный в парижском центре белогвардейского движения агент жаловался на слабость и неудобство применяемых шифров. Больше всего пунктуального офицера русской армии раздражало то, что шифровки наносились тайнописью меж строк обычных посланий, а Москва нередко забывала специальным образом пометить письмо, содержащее тайнопись, и оно уничтожалось без прочтения. Более того, проявленный дрянным составом тайнописный текст исчезал порой так быстро, что не удавалось успеть его скопировать. Любопытное веское доказательство того, что шифровки третьего Коминтерна читались англичанами, привела газета "Новости разведки и контрразведки". Оказывается, англичане знали о существовании в Лондоне его подпольной радиостанции, но не прекращали ее работу!

Лишь к концу тридцатых годов с появлением специальных крупных криптографических подразделений, привлечением талантливых ученых и инженеров криптография в России вновь вышла на передовые позиции, что чрезвычайно пригодилось в годы Второй мировой войны. По-видимому, шифры немецкой машины Энигма удавалось читать лишь отрывочно, периодически - не было подходящей электронной техники, какая имелась у союзников. Тем не менее, вручную вскрывая более простые шифры, можно было неплохо контролировать ситуацию на фронтах.
     Во всех крупнейших сражениях незримо участвовали шифровальщики и расшифровщики: без их поддержки цена победы могла бы стать много дороже. В романах, популярных статьях и воспоминаниях нам приходилось читать о знаменитом разведчике Кузнецове, назвавшем дату наступления немецких войск под Курском. Может быть, это и так, но окончательное решение об этой битве было принято после того, как буквально за сутки отечественные криптоаналитики вскрыли шифрованный приказ Гитлера о наступлении.




Содержание  Назад  Вперед