Кpиптогpафия от папиpуса до компьютеpа




Вскрытие машинного шифра - часть 2


ЖИЛИ

БЫЛИ

СТАРИК

СО

СТАРУХОЙ

текст

МДЩВ

БЮХД

ЕСАВРЖ

ЕЛ

ЕКАДЦНЬТ

шифр

СИНИ

ВыхИ

СТАВИЕ

Сл

СТАВОЛьг

1

Мров

бчЛв

мк брм

мО

мк блзОИ

2

...дальше нет вариантов...

СИНИ

ВЫЛИ

СТАВИЕ

СО

СТАВОЛОЙ

прочтение

Несмотря на немного смешной вид полученного текста, он довольно-таки близок к оригиналу: отгадано 19 букв из 28! Некоторое улучшение отгадывания может быть достигнуто переходом к оценке вероятностей не по биграммам, а по триграммам - трехбуквенным сочетаниям и даже полному словарю слов. Применение в программе полного словаря дало вариант расшифровки: ЖИЛИ БЫЛИ СТАРИК СО СТАРУХОЙ. Однако вряд ли кто лучше человека сможет выбрать окончательный вариант прочтения. Из этого примера следует важный вывод, что избыточность языка позволяет читать сообщение даже при большой неоднозначности прочтения каждой отдельно взятой буквы. В приведенном примере на одну букву в среднем приходится 7 вариантов ее прочтения. Практически, если число вариантов прочтения каждой буквы не больше 7, то текст обычно прочесть удается.
     Попробуем теперь сделать выводы из рассмотренных примеров: что помогает и что мешает раскалыванию шифров. Помогает криптографической атаке на шифр в основном то обстоятельство, что буквы и слова в тексте взаимосвязаны. Так, например, было несложно отгадать слово АККУ?А?НО и даже по фрагменту НАС ЗЛОБ определить песню, откуда он взят. Такая внутренняя зависимость участков текста друг от друга - свойство естественного языка и от него никуда не денешься. Хотя были и есть языки с гораздо меньшей зависимостью, чем у русского языка, но не заставишь же их использовать для того, чтобы решить проблемы шифрования. Другой помощник криптоаналитика - малое число вариантов соответствия текста шифровке при незнании ключа. Так в шифре Гронсфельда букве шифровки могут соответствовать лишь 10 букв из текста, а в шифре перестановки бит и того меньше, в среднем 7. Способствует вскрытию шифра и малая длина ключа - вряд ли так легко мы разделались бы с шифром Гронсфельда, если длина ключа превышала длину сообщения. И, в конце концов, почему же так просто был вскрыт многоалфавитный шифр замены? Ведь у него и число вариантов для отгадывания было велико, и ключ длинный. Причина успеха его взлома заключается в сильной зависимости ключа, текста и шифровки меж собой. Шифровка известна всегда. Поэтому сначала, мы угадали кусок текста и сразу же за это в награду получили кусок ключа. По этому куску ключа удалось восстановить весь ключ целиком.




Содержание  Назад  Вперед